ФАС СЗО: имущество в залоге не подлежит аресту

Если исполнительное производство открыто в пользу других кредиторов. КонсультантПлюс БЕСПЛАТНО на 3 дня Получить доступ Арбитражные суды трех инстанций заняли единую позицию в вопросе ареста имущества должника, уже находящегося под залогом. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.03.2015 по делу N А21-3326/2014 поставило точку в судебном разбирательстве по исковому заявлению открытого акционерного общества «НОМОС-БАНК» к отделу по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области. Судебным приставом Управления ФССП по Калининградской области было открыто исполнительное производство в отношении ЗАО «Рос&Нефть» и наложен арест на принадлежащую ему автозаправочную станцию. Исполнительное производство было открыто в пользу кредитора ЗАО «Рос&Нефть» ОАО «НК «Роснефть». Однако данная автозаправочная станция находится в залоге у ОАО «НОМОС-БАНК» по договору ипотеки. Поэтому банк обратился в арбитражный суд с иском об оспаривании постановления судебного пристава на арест данного имущества. По мнению истца, судебный пристав-исполнитель не имел права налагать арест на заложенное должником имущество. При рассмотрении дела по существу в кассационной инстанции — Арбитражный суд Северо-Западного округа обратил внимание на норму статьи 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», согласно которой арест на имущество должника применяется судебным приставом-исполнителем при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц. Однако, в соответствии с частью 3.1 статьи 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ, арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, не допускается. Таким образом иск ОАО «НОМОС-БАНК» удовлетворен, а арест с заложенного должником имущества снят.

Правовые вопросы

Арестованное имущество, как предмет залога – юридические последствия этой сделки?

Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом. А при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества (ч.4 ст.80 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).
Нарушающее такой запрет распоряжение имуществом признается публично-правовым правонарушением, ответственность за которое, для случаев, когда арест наложен в качестве обеспечительной меры, предусмотрена ч.2 ст.140 ГПК РФ, ч.2 ст96, ч.1 ст. 119 АПК РФ.
После вступления в силу Федерального Закона от 07.05.2013 №100-ФЗ кодекс указывает на специальные правовые последствия нарушения запрета распоряжения имуществом. Сделка, совершенная с нарушением этого запрета, признается ничтожной в той части, в какой она предусматривает такое распоряжение (п.1 ст.174.1 ГК РФ). Однако приобретение арестованного имущества лицом, которое не знало, и не должно было знать об аресте, препятствует реализации кредитором прав, обеспечиваемых наложением ареста (п.2 ст.174.1 ГК РФ). Приведенные правила п.1 и п.2 ст.174.1 ГК РФ применяется к сделкам, совершенным после 1 сентября 2013 года (п.6 ст.3 Закона N 100-ФЗ).

По смыслу ст.171.1 ГК РФ, сделка, совершенная вопреки запрету на распоряжение имуществом, в любом случае ничтожна. Однако приобретатель, который не знал и не должен быть знать об аресте, несмотря на недействительность распоряжения, приобретает правовой статус собственника вещи в силу накопления элементов сложного юридического состава, предусмотренного п.2 ст.174.1 ГК РФ. Если понимать положение этого пункта буквально, приобретатель вещи имеет приоритет перед кредитором, требования которого обеспечены введением запрета, что выражается в невозможности этого кредитора обратить взыскание на приобретенную добросовестным третьим лицом вещь. Но если не признать, что у такого лица возникает право собственности, то это лицо не будет иметь преимущества перед иными кредиторами должника, права которых не были обеспечены наложением ареста. Представляется же, что коль скоро права приобретателя вещи противопоставляются правовому положению кредитора, в интересах которого наложен арест, тем более такой приоритет должен сохраняться в отношении кредиторов должника, права которых не были обеспечены наложением ареста, а стало быть, — не затронуты нарушением запрета на распоряжение.
Что касается договора залога, то, поскольку такой договор представляет собой распоряжение субъективным правом, он, будучи заключенным в отношении арестованного имущества, полностью ничтожен (п.1 ст.174.1 ГК РФ). При этом, в отличие от договора залога, соглашение о предоставлении залога направлено не на распоряжение предметом залога, а только на возникновение обязательства по предоставлению права залога, в связи с чем передача в залог арестованного имущества во исполнение такого соглашения не влияет на его действительность. Соответственно, в случае неисполнения соглашения о предоставлении имущества в залог заемщик несет ответственность перед заимодавцем в общем порядке. Последствия такого нарушения описаны, в частности, ст.813 ГК РФ, предусматривающей, что при невыполнении заемщиком предусмотренных договором займа обязанностей по обеспечению возврата суммы займа заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.
Однако, как уже отмечено, приобретение права на предмет ареста лицом, которое не знало, и не должно было знать об аресте, препятствует реализации кредитором прав, обеспечиваемых наложением ареста (п.2ст.174.1 ГК РФ). Приобретение имущества, имеющего собственника, предполагает его отчуждение. При установлении же права залога отчуждения имущества не происходит. Поэтому, упоминая в п.2 ст.174.1 ГК РФ исключительно приобретателя имущества, закон тем самым не распространяет описанные в этой статье правовые последствия на отношения, связанные с приобретением ограниченных вещных прав на имущество, принадлежащее должнику, в частности, с приобретением права залога.
Вместе с тем, несмотря на то, что закон не предусматривает фигуры добросовестного приобретателя права залога, в судебной практике распространен подход, признающий наличие залогового права за лицом, которое, заключая договор залога, не знало и не должно было знать о том, что залогодатель не является собственником предмета залога. В противном случае, как указывают суды, на добросовестного залогодержателя возлагались бы риски последствий, связанных с нарушением залогодателем требований закона (смотрите, например, постановление Президиума ВАС РФ от 26.07.2011 N 2763/11).

Не исключено, что аналогичный правовой подход может быть применен судами и к отношениям, связанным с приобретением права залога от собственника, правомочия которого на распоряжение имуществом ко времени заключения договора залога были ограничены. Принцип, заложенный в положениях п.2 ст.174.1 ГК РФ и ст.302 ГК РФ, одинаков. Если добросовестный приобретатель, контрагирующий с не собственником, получает защиту против действительного собственника вещи (ст.302 ГК РФ), то тем более требуют защиты интересы приобретателя, получившего вещь от собственника, власть которого в отношении распоряжения вещью была ограничена (п.2ст.174.1 ГК РФ). А поскольку судебная практика свидетельствует о том, что в случае приобретения права от не собственника защищается не только добросовестный приобретатель вещи, но и добросовестный приобретатель права залога, аналогичный подход может применяться судами для защиты интересов приобретателя права залога в отношении арестованного имущества.
Это означает, что независимо от недействительности договора залога в отношении имущества, на которое наложен арест, в случае заключения такого договора после 1 сентября 2013 года заимодавец, который не мог знать о наложении ареста (информация об арестах движимого имущества не является публичной), признается приобретшим право залога на заложенную ему вещь. Аналогичный подход сформирован в судебной практике в отношении сделок по распоряжению арестованным недвижимым имуществом, сведения об аресте которого не содержались в едином государственном реестре на момент совершения сделки (смотрите, например, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2012 N 15АП-12508/12). Однако необходимо учитывать, что право залога в отношении движимого имущества не действует в отношении третьих лиц, которые не должны знать о наличии залогового права. Поэтому при приобретении имущества, в том числе в результате его реализации при обращении взыскания на это имущество, вещь переходит в собственность приобретателя не обремененной залогом, если такой приобретатель не знал и не должен был знать о залоговом обременении (п. 25 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 10). Иными словами, в случае обращения взыскания на имущество по требованиям кредиторов должника право залога фактически прекратится. В этом случае заимодавец вправе воспользоваться правами, предусмотренными уже указанной ст.813 ГК РФ.
Безусловно, подобное правовое решение вопроса напрямую из законодательства не вытекает, а может быть выведено лишь из судебной практики, сформированной в результате разрешения иных споров. В связи с этим мы не исключаем, что приведенное мнение может отличаться от позиции суда. Если суд придет к выводу об отсутствии оснований для признания права залога, то, как уже отмечено, заимодавец, претерпевший нарушение заемщиком обязанности по обеспечению возврата суммы займа, вправе требовать досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов (ст.813 ГК РФ).
Вывод:
Заключение договора залога вопреки запрету на распоряжение имуществом является публичным правонарушением. Соответствующий договор является ничтожным, а залоговое право — не возникшим. В этом случае, если иное не предусмотрено договором, заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов.
Однако в отношении тех случаев, когда залогодержатель не мог и не должен был знать о наличии ареста, суд может применить положение п.2 ст.174 ГК РФ, означающее, что залоговое право, несмотря на недействительность договора залога, будет считаться возникшим. Иными словами, залогодержатель в случае неисполнения заемного обязательства будет вправе обратить взыскание на предмет залога. Однако залогодержатель не сможет реализовать залоговое право в случае отчуждения предмета залога лицу, не знавшему и не должному знать о наличии залога. В этом случае залогодержатель будет вправе воспользоваться правами, предусмотренными ст.813 ГК РФ.*(1)
При удостоверении сделки нотариус обязан проверить, не противоречит ли сделка требованиям законодательства, а в случае ее несоответствия закону — отказать в совершении нотариального действия (ст.ст. 16, 48, 54 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 г. N 4462-I). Совершая удостоверение сделок с имуществом, нотариус проверяет в том числе наличие обременений или ареста данного имущества (пп. 3 п. 10 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами РФ, утвержденных приказом Минюста РФ от 15.03.2000 N 91). В то же время действующий закон не предусматривает механизмов, обеспечивающих практическую возможность проверки наличия арестов движимого имущества. В отличие от недвижимого имущества, информация об арестах движимого имущества не сводится в единый публично достоверный реестр. Поэтому на нотариуса не может быть возложена ответственность за нотариальное удостоверение сделки по распоряжению имуществом, в отношении которого сторонами не представлены сведения об аресте этого имущества.
>Могут ли судебные приставы наложить аест на имущество должника находящееся в залоге у другого лица

Наложение ареста на имущество должника ФССП — основания и имущество не подлежащее аресту

Если произведён арест недвижимого имущества, драгметаллов, ценных бумаг или иных вещей, указанных в статье 85 закона 229-ФЗ, необходимо привлечь профессионального оценщика. В остальных ситуациях исполнитель сам устанавливает цену вещи на основании исследования рынка.

Столкнулся с такой ситуацией: осенью прошлого года бывшие родственники подали на меня в суд по взысканию с меня долга в их пользу. Суд принял решение и присудил мне нн-ую сумму долга. У меня имеется автомобиль, которые находится в кредите у банка (до 2019 года). При попытке истцов наложить арест на автомобиль-суд отверг это, т.к. автомобиль находится в залоге.

Арбитражные суды трех инстанций заняли единую позицию в вопросе ареста имущества должника, уже находящегося под залогом. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.03.2015 по делу N А21-3326/2014 поставило точку в судебном разбирательстве по исковому заявлению открытого акционерного общества «НОМОС-БАНК» к отделу по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области.

Конференция ЮрКлуба

При изложенных обстоятельствах суды обоснованно отклонили доводы банка о нарушении судебным приставом-исполнителем статьи 49 Федерального закона «Об исполнительном производстве», признали правомерным арест заложенного имущества, произведенный судебным приставом-исполнителем, и в удовлетворении требования об освобождении имущества от ареста отказали.

  • Главный совет – не скрывается от взыскателя. Лучше договорится с взыскателем до обращения в судебные инстанции.
  • Идти на открытый контакт с судебными исполнителями
  • Предоставлять все необходимые документы.
  • Стараться, как можно на больший срок отложить проведение исполнительных решений.
  • При судебных разбирательствах до вынесения решения об аресте приложите к делу документы, подтверждающие ваше тяжелое финансовое положение.
  • Суд рассматривает и медицинские справки подтверждающее наличие тяжелой болезни, для которой необходимо дорогостоящее лечение.
  • Прилагаются и справки о состоянии здоровья ближайших родственников, справки об увеличении состава семьи, наличии несовершеннолетних детей.

Дело N33-17382/2016. Об освобождении заложенного имущества от ареста, исключении из описи арестованного имущества, снятии запрета на регистрационные действия.

Законы и кодексы » Закон об исполнительном производстве » Глава 8. Обращение взыскания на имущество должника » Статья 80. Наложение ареста на имущество должника » Дело N33-17382/2016. Об освобождении заложенного имущества от ареста, исключении из описи арестованного имущества, снятии запрета на регистрационные действия.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2016 г. N 33-17382

Судья: Мороз А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Сухаревой С.И.

судей Шиловской Н.Ю. и Подгорной Е.П.

при секретаре Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 сентября 2016 года гражданское дело N… по апелляционной жалобе М.Д.П. на решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от по иску АО «Эксперт Банк» к М.Д.П., Ш.А. об освобождении заложенного имущества от ареста, исключении его из описи арестованного имущества, снятии запрета на регистрационные действия с недвижимого имущества.

Заслушав доклад судьи Сухаревой С.И., объяснения представителя М.Д.П. — Г. по доверенности от , представителя АО «Эксперт Банк» Ш.Н. по доверенности N… года от , судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

АО «Эксперт Банк» обратилось в Ленинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к М.Д.П., Ш.А. об освобождении заложенного имущества от ареста, исключении его из описи арестованного имущества, снятии запрета на регистрационные действия с недвижимого имущества, указывая, что на основании договора о залоге недвижимого имущества от является залогодержателем принадлежащего Ш.А. нежилого помещения в , однако судебным приставом-исполнителем в ходе исполнения определения суда об обеспечении иска в виде наложения ареста на принадлежащее Ш.А. имущество был наложен арест на находящееся в залоге указанное выше имущество, что нарушает права залогодержателя.

Решением Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от исковые требования АО «Эксперт Банк» удовлетворены в части. Заложенное имущество — производственное помещение, назначение: нежилое, , общая площадь 3.208,6 кв. м, расположенное по адресу: , , освобождено от ареста путем снятия запрета на совершение регистрационных действий в отношении данного имущества. В остальной части в иске отказано.

В апелляционной жалобе М.Д.П. ссылается на допущенное при рассмотрении дела судом первой инстанции нарушение, требований ч. 1 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, указав, что судом первой инстанции судебные извещения не направлялись в адрес ответчика, о судебном заседании он не был извещен, в связи с чем ответчик был лишен возможности принять участие в судебном заседании и представить свои возражения и доказательства по заявленным исковым требованиям.

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от судебная коллегия перешла к рассмотрению настоящего дела по правилам производства в суде первой инстанции и судебное заседание назначено на .

В судебное заседание Ш.А. и представитель Межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств УФССП по Санкт-Петербургу не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом (л.д. 134), о причинах неявки не сообщили, в связи с чем судебная коллегия рассмотрела дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Согласно ч. 1 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

В силу ч. 1 ст. 116 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная повестка, адресованная гражданину, вручается ему лично под расписку на подлежащем возврату в суд корешке повестки. Повестка, адресованная организации, вручается соответствующему должностному лицу, которое расписывается в ее получении на корешке повестки.

В нарушение требований действующего процессуального законодательства в материалах дела отсутствуют доказательства надлежащего извещения М.Д.П. о судебном заседании , поскольку в материалах дела имеется судебное извещение направленное М.Д.П. по неверному адресу, вместо дома N указан номер дома . В связи с чем оператор почтовой связи возвратил уведомление, указав, что в доме нет квартир. Однако, суд рассмотрел дело в отсутствие надлежащего извещения ответчика, не направив М.Д.П. судебное уведомление по месту его жительства.

В результате М.Д.П. был лишен возможности присутствовать на судебном заседании , что является нарушением прав гражданина на справедливое разбирательства дела.

Согласно п. 2 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ основанием для отмены решения суда первой инстанции в любом случае является, в частности, рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Учитывая, что дело было рассмотрено судом первой инстанции в отсутствие М.Д.П., не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, решение суда от подлежит отмене с вынесением по делу нового решения.

Из материалов дела усматривается, что определением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от по делу N… по иску М.Д.П. к Ш.А. о взыскании задолженности по договору займа в качестве меры по обеспечению иска наложен арест на имущество Ш.А. на сумму руб. до разрешения спора судом.

Постановлением судебного пристава-исполнителя МОСП по ИОИП Т. от возбуждено исполнительное производство, предметом которого являлось наложение ареста на имущество Ш.А. на сумму руб.

В рамках указанного исполнительного производства постановлением судебного пристава-исполнителя Т. от в целях обеспечения исполнения требования исполнительного документа объявлен запрет на совершение регистрационных действий, действий по исключению из госреестра в отношении, в том числе нежилого помещения, расположенного по адресу: , , , кадастровый N…

между истцом, ранее именовавшимся ЗАО Коммерческий банк «Эксперт Банк», (кредитором) и ООО «СПБПрофиль» (заемщиком) заключен договор N… об открытии кредитной линии и предоставлении кредита с лимитом кредита руб. на срок до с уплатой 19% годовых за пользование кредитом.

В обеспечение исполнения обязательств по возврату кредита между кредитором и ответчиком Ш.А. (залогодателем) заключен договор о залоге недвижимого имущества, по которому Ш.А. передал истцу нежилое помещение, расположенное по адресу: , , , кадастровый N…, государственная регистрация ипотеки произведена в установленном порядке .

Согласно разделу 3 договора о залоге от залог обеспечивает погашение кредита, процентов за пользование, неустойки (штрафов, пеней), возмещение убытков в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств заемщика, судебных издержек и иных расходов, вызванных обращением взыскания на заложенное имущество, а также сумм, причитающихся в возмещение расходов по реализации заложенного имущества, доказательств исполнения обязательств по кредитному договору Ш.А. не представлено, отсутствуют также доказательства наличия у М.Д.П. преимуществ перед залогодержателем в удовлетворении требований, как того требует правило части 3.1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве .

Как разъяснено в пункте 50 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N… и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N… от «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» по смыслу статьи 119 Закона об исполнительном производстве при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительских документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Согласно пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

В соответствии с положениями статьи 337 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание предмета залога и связанных с обращением взыскания на предмет залога и его реализацией расходов.

В соответствии с частью 1 статьи 68 Закона об исполнительном производстве мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Мерами принудительного исполнения является, в том числе, обращение взыскания на имущество должника ( часть 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве ).

На основании части 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. При этом судебный пристав-исполнитель вправе не применять правила очередности обращения взыскания на имущество должника.

Пунктом 1 части 3 статьи 80 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что арест на имущество должника применяется в числе прочего для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации.

В силу части 3.1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, не допускается.

Указанное правило направлено на защиту имущественных интересов залоговых кредиторов должника и обеспечивает сохранность предмета залога для последующего удовлетворения требований залогодержателя. Наличие ареста, наложенного на предмет залога в интересах иного кредитора, не являющегося залогодержателем и не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, препятствует залогодержателю в обеспечении и реализации при возникновении к этому необходимости права на получение удовлетворения из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество.

Поскольку запрет на совершение регистрационных действий с заложенным имуществом наложен в обеспечение обязательств залогодателя Ш.А. перед М.Д.П. по выплате задолженности по договору займа, который не имеет преимуществ в очередности, установленной статьей 111 Закона об исполнительном производстве для удовлетворения требований взыскателей перед обязательствами залогодателя перед истцом, объявление запрета на совершение регистрационных действий, действий по исключению из госреестра в отношении заложенного имущества противоречит положениям Закона об исполнительном производстве.

С учетом изложенного требования истца об освобождении заложенного имущества — производственного помещения, назначение: нежилое, общая площадь 3.208,6 кв. м, расположенное по адресу: ., , от ареста путем снятия запрета на совершение регистрационных действий в отношении данного имущества, подлежат удовлетворению.

Доводы М.Д.П. о том, что Ш.А. не располагает достаточным имуществом, на которое может быть обращено взыскание и поэтому наложение ареста судебным приставом-исполнителем на заложенное имущество в обеспечение требований М.Д.П. произведено правомерно и не ущемляет прав залогодержателя, являются несостоятельными, поскольку положениями ч. 3.1 ст . 80 ФЗ «Об исполнительном производстве » установлен запрет на арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований. Данное правило направлено на защиту имущественных интересов залоговых кредиторов должника и обеспечивают сохранность предмета залога для последующего удовлетворения требования залогодержателя, даже, если последним оно в настоящее время еще не предъявлено.

В данном случае судебным приставом-исполнителем наложен арест на заложенное имущество, что противоречит положениям ч. 3.1 ст . 80 ФЗ «Об исполнительном производстве «.

Вместе с тем, прямого запрета на обращение взыскания на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, действующее законодательство не содержит.

В силу правовой позиции, изложенной в пункте 68 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства «, судебный пристав-исполнитель может обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем ( ч. 3 ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве»), при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание. Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц ( п. 1 ст. 353 , ст. 460 ГК РФ, ст. 38 ФЗ от N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и, соответственно, с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя — должника к покупателю.

В рамках возбужденного исполнительного производства N… с предметом исполнения: наложение ареста на имущество на сумму руб. коп., судебным приставом-исполнителем каких-либо действий по обращению взыскания на заложенное имущество не производилось.

Поскольку, в материалах исполнительного производства отсутствует опись арестованного имущества, оснований для удовлетворения требования банка по исключению недвижимого имущества из описи арестованного имущества не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от отменить. Вынести по делу новое решение.

Иск АО «Эксперт Банк» удовлетворить в части. Освободить заложенное имущество — производственное помещение, назначение: нежилое, общая площадь 3.208,6 кв. м, расположенное по адресу: ., , , кадастровый N… от ареста путем снятия запрета на совершение регистрационных действий в отношении данного имущества.

В остальной части в иске отказать.

Здравствуйте. По одному из моих просроченных кредитов возбуждено исполнительное производство. Один из них оформлялся с предоставлением залога. Может ли пристав наложить арест на него? Здравствуйте! Судебный исполнитель может наложить арест на залоговое имущество, но в вашем случае вероятно развитие событий по одному из двух вариантов. Первый – арестованное имущество находится в залоге у кредитора, по заявлению которого и возбуждено исполнительное производство. В таком случае все действия пристава законны и направлены на защиту интересов того банка, который принимал ваше имущество под залог. Следовательно, судебный исполнитель может принять решение по реализации залогового имущества, согласовав это с кредитором, либо передав его банку в пользу погашения задолженности. Второй – арестованное залоговое имущество является обеспечением по кредиту другого банка. Происходит очень редко.

Жизнь в законе

Все действия судебного пристава исполнителя регулируются «Законом об исполнительном производстве». В частности в статье 80 этого закона сказано: Исходя из этого легко понять, что арестовывать заложенное имущество пристав, видимо, право все же имеет. Но не всегда. Попробуем разобраться, когда такое возможно, а когда — нет.

Если тот, кому заложено имущество, и есть взыскатель долга (т.е. тот, кому должны), вопросов вообще не возникает. Пристав просто указывает в своём постановлении, что имущество, на которое наложен арест, находится в залоге, и работает с ним, как обычно. Залогодержатель может направить приставу ходатайство и попросить обратить взыскание именно на заложенное имущество, а может – никак не распорядится.
В любом случае такое имущество будет выставлено на торги и задолженность оплачена из полученной выручки.

ВниманиеДа в законе «Об исполнительном производстве» прямо не указано на то, что у приставов есть право на арест и обращение взыскания на залоговое имущество в пользу взыскателей не являющихся залогодержателями, но есть часть 3 статьи 87, которая нам говорит: Что реализация заложенного имущества должника на которое обращено взыскание для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона. То есть о том, что на залоговое имущество может быть обращено взыскание в пользу не залогодержателя говорит и закон «Об исполнительном производстве». Так же по данному поводу есть разъяснения в «Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50», в нем говорится, что обращение взыскания в таком случае должно происходить с учетом правил продажи имущества которое обременено правами третьих лиц.

Может ли фссп наложить арест на имущество находящиеся в залоге

На практике повсеместно встречается нарушение данной нормы права. Восстановить нарушенное право возможно в судебном порядке. Надлежащим истцом будет являться залогодержатель, так как именно его права были нарушены. В этой ситуации залогодержатель вправе обратиться в суд об оспаривании постановления судебного пристава и освобождении имущества из-под ареста. Положения части 3.1 статьи 80 Закона N 229-ФЗ направлены на защиту имущественных интересов залоговых кредиторов должника и обеспечивают сохранность предмета залога для последующего удовлетворения требований залогодержателя. Наложение ареста на имущество, являющееся предметом залога, по требованиям взыскателей, не являющихся залогодержателями, противоречит требованиям действующего законодательства и влечет нарушение прав и законных интересов залогодержателя в рамках исполнения обязательств по договорам об ипотеке.

Так же продавец должен быть уведомлен о том, что данное имущество находится в залоге и соответственно залог сохраняется при переходе прав на имущество от покупателя к продавцу, то есть от залогодателя к приобретателю заложенного имущества. Если покупателя не предупредят (не направят ему извещение) о том, что имущество находится в залоге и продажа состоится, то на основании подпункта 2 пункта 1 статьи352 ГК РФ, отсутствие предупреждения влечет прекращение залога. И в таком случае залогодержатель имеет полное право требовать от лица на которое возложена обязанность по уведомлению покупателя о залоге (обременении имущества), возмещения убытков.

Так же хочется сказать, что наше действующее законодательство, не содержит прямого запрета на обращение взыскания на заложенное имущество в пользу взыскателя не являющегося залогодержателем. Так что такие действия не могут считаться не законными.
В акте обязательно указываются:

  • дата составления;
  • основания для произведения ареста: номер производства, исполнительного документа;
  • факт присутствия при описи должника и иных лиц (в том числе специалистов);
  • перечень арестованного имущества с подробным описанием и указанием всех характеристик вещи, ее внешнего вида, наличия повреждений, а также данные о проверке рабочего состояния;
  • предварительная оценочная стоимость арестованного имущества, по мнению пристава;
  • сведения о понятых;
  • данные о запрете должнику владеть, пользоваться и (или) распоряжаться арестованным имуществом;
  • информация о режиме хранения имущества: изъято ли оно или оставлено на хранение должнику или другим лицам;
  • отметка о разъяснении прав всем участникам процедуры.

Имущество должно быть осмотрено приставом лично.

Все действия судебного пристава исполнителя регулируются «Законом об исполнительном производстве». В частности в статье 80 этого закона сказано:

Исходя из этого легко понять, что арестовывать заложенное имущество пристав, видимо, право все же имеет. Но не всегда.

Попробуем разобраться, когда такое возможно, а когда — нет.

Если тот, кому заложено имущество, и есть взыскатель долга (т.е. тот, кому должны), вопросов вообще не возникает. Пристав просто указывает в своём постановлении, что имущество, на которое наложен арест, находится в залоге, и работает с ним, как обычно.

Залогодержатель может направить приставу ходатайство и попросить обратить взыскание именно на заложенное имущество, а может – никак не распорядится. В любом случае такое имущество будет выставлено на торги и задолженность оплачена из полученной выручки. Только в том случае, если торги не состоялись (например, подано меньше двух заявок на участие, участники не явились или не предложили повышение цены), в счет долга будет передано само заложенное имущество.

А вот если взыскивает долг одно лицо, а имущество заложено другому, для наложения ареста потребуется судебное решение. Приставу придётся в суде доказывать необходимость и целесообразность ареста заложенного имущества и то, что ничьи права (ни того, кому должны, ни того, кому заложено имущество, ни самого должника) не пострадают.

В принципе, суд вполне может принять решение о наложении ареста. Однако с реализацией такого имущества обычно возникают проблемы. Дело в том, что обращении взыскания на заложенное имущество пристав обязан учесть и права держателя залога. На практике это означает, что имущество будет реализовываться с обременением – к его оценочной стоимости прибавятся ещё и те обязательства, выполнение которых обеспечивает залог. Например, при реализации машины, находящейся в залоге у банка в связи выдачей кредита, начальная цена на торгах будет включать в себя и сумму невыплаченного кредита с процентами. Покупателю такой машины придётся гасить этот кредит – так что он рискует потратить деньги и остаться без машины.

Неудивительно, что реализовывать имущество с таким обременением как залог невероятно сложно. Спрос на такое – минимален. Само наложение ареста – трудоёмко и потребует времени на судебное разбирательство, а получение средств для погашения долга – не гарантируется. Именно по этой причине приставы предпочитают с заложенным имуществом не связываться, хотя такая возможность законом и предусмотрена.

Итак: если за взысканием долга обратился тот, у кого имущество находится в залоге, пристав имеет полное право такое имущество арестовать. Долг будет погашен либо выручкой от продажи, либо самим имуществом.

Если же долг взыскивает совсем другое лицо, заложенное имущество может быть арестовано только по решению суда. Для соблюдения прав держателя залога такое имущество будет реализовываться с учётом обременения, поскольку выручка должна покрыть долг, затраты приставов и обязательства должника перед тем, кому заложено его имущество. Встречается такое редко, но законом предусмотрено.

В примере с имуществом, находящимся в залоге у банка в качестве обеспечения кредита:

Сам пристав (своей волей) арестовать такое имущество не может. Это может сделать только суд. Учитывая, что у банка, выдавшего кредит, имеются веские права на получение заложенного ему имущества, вряд ли суд такой арест наложит — слишком трудно будет соблюсти интересы и банка, и ещё кого-то, кому должник должен. Разве что кредит чрезвычайно мал, а стоимость залога так велика, что прибавка к ней довеска в виде неоплаченного кредита, несущественна и потенциальный покупатель имущество «с довеском» с радостью приобретет.

Арест на заложенное имущество

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *